30 апреля 1945 года покончил жизнь самоубийством Гитлер

личный пилот фюрера Ганс Баур

Они то думали подать сигнал Зеленскому. Но при чтении возникает мысль о бункерной аналогии совершенно с другим персонажем.

Сегодня 29 апреля ФСБ Российской федерации, накануне смерти Гитлера, опубликовала рассекреченные материалы показаний личного пилота фюрера (командира "эскадрильи фюрера") Ганса Баура, которые он дал в декабре 1945 года в Москве. Рассказ Баура о последних днях в бункере Гитлера заиграл новыми красками и читается сейчас с особым интересом, а аналогии между двумя диктаторами возникают сами собой.

"...С конца 1943 года Гитлер перестал есть за общим столом, так как возникло подозрение, что среди ближайшего окружения есть предатель и отдельные высказывания за столом становились достоянием гласности. Было установлено, что вражеской разведке стали известны факты, известные самому узкому кругу лиц. В ставке к концу 1944 г. господствовало настроение взаимного недоверия.
...Во время своего нахождения в Берлине, Гитлер все время поддерживал видимость оптимизма и уверенности в победе Германии. Он любил, когда министр Шпеер и генеральный архитектор Гизелер демонстрировали ему макеты новых зданий для Берлина, Мюнхена, Гамбурга. Еще в январе-феврале 1945 года проводились такие обсуждения, чтобы окружающие, несмотря на ухудшающееся положение, думали, что дела не так уж плохи, раз Гитлер занимается вопросами будущего строительства, то это означает, что мы не можем проиграть войну.
...Среди близкого окружения Гитлера существовало мнение, что у Гитлера есть средства, чтобы довести войну до благополучного конца. Мы предполагали наличие какого-то нового секретного оружия, вроде атомной бомбы или лучей смерти. Однажды Лей поехал к человеку, чтобы ознакомиться с изобретенными ими “лучами смерти”, но вернувшись через несколько дней подтвердил, что изобретение является блефом.
…Когда стало известно, что советские войска находятся на Потсдамской площади, жена Геббельса сказала мне: “Каждый вечер я кладу шприц с морфием и черные ядовитые пилюли на стол, чтобы немедленно воспользоваться ими, если вернутся русские”. Эти пилюли она получила от Гиммлера. Гитлер отравил ими своих собак. Сам я этого не видел, но посол Хевель рассказывал мне, что они действовали мгновенно: пилюли положили собаке в рот и в ту же секунду она упала мертвой.
…Гитлер заговорил, что русские находятся на Потсдамской площади и, применив усыпляющий газ, могут захватить его живым: “Я распорядился, чтобы мой труп и труп моей жены были немедленно сожжены, иначе они с ним еще будут делать что-либо подобное как с Муссолини… Они его повесили всем напоказ. Когда-нибудь придется написать на моей могильной плите: “Он пал жертвой своих генералов”
...За последнее время Гитлер почти не выходил из своего помещения. Военную обстановку ему докладывали генералы в присутствии Геббельса, Бормана и адьютантов. Гитлер очень постарел и осунулся, для меня было ясно, что им принято решение покончить с собой.

Гитлер заходит в бункер

…В передней личных комнат было сильно накурено. Несколько человек из охраны СС возбужденно бегали взад и вперед. Я спросил: “Всё кончено?”. “Да”. “Где трупы?”. “Их завернули в одеяла, облили бензином и они уже горят наверху, в саду Имперской канцелярии”. Далее мне сказали, что Гитлер застрелился из армейского пистолета “08” (калибра 9 мм). Кто-то сказал: “Надо вытереть лужи крови”.

А гитлеровский бункер поначалу стал чем-то вроде достопримечательности. Через два месяца после окончания войны его даже посетил Уинстон Черчилль. Он сфотографировался на память перед входом.

Черчилль посетил бункер Гитлера

Однако потом бункер решили взорвать, чтобы не превращать его в место поклонения Гитлера