Про взрывы домов в России

Рязанский сахарВышел фильм Алексея Пивоварова про взрывы домов в России, которые происходили в 1999 г. Команда Пивоварова в своем фильме отработала все версии, кроме одной - политической. В фильме взрывы преподносятся так: закончилась первая война в Чечне, через три года боевики напали на Дагестан, Россия должна была ответить, но ответили боевики взрывами домов в Москве и других городах. Пивоваров также вспоминает про мутное пятно во всей этой истории - "рязанский сахар", которое не позволяет так легко принять всю эту официальную версию.

На самом деле это все важные вещи, но второстепенные. Главная вещь, про которую не упомянул Пивоваров, это то, что через несколько месяцев в России должны были состоятся президентские выборы и команда Ельцина по всем параметрам проигрывала. Ельцин начал метаться и 9 августа 1999 г. за месяц до взрывов назначил своим преемником и новым премьер-министром Владимира Путина.

Какая была проблема Путина и об этом не сказал в своем фильме Пивоваров? Путин был абсолютно неизбираемый. Его никто не знал, это был какой-то невзрачный КГБ-шник. С чего начал Путин? Он сразу заявил: "Я хочу решить проблему с террористами в Чечне". У всех сразу возник вопрос: а как ты будешь решать вопрос с террористами в Чечне, не устроив там войну? И продать эту тему за несколько месяцев до выборов избирателям было невозможно. И Путин стал хитро говорить: ну я там бомбардировку сделаю в местах скопления террористов, такие точечные удары и мы займём равнинные районы: Наурский и Шелковской. Путин прямо в лоб не говорил, что начнет войну. На вторую чеченскую войну ему в то время никто бы политического мандата не дал. Все помнили предыдущую войну. Да были терракты и ваххабиты, но вопрос второй войны это было такое табу, как тысяча раз нет!

Вспоминает Владимир Милов, в то время федеральный чиновник, он был начальником управления федеральной энергетической комиссии, которая контролировала государственные энергетические монополии: "Мы обсуждали эти события и готовились к тому, что ельцинская команда проигрывает и к нам в кабинеты приходит вся Лужковско-примаковская мафия. Мы были очень грустные, потому что понимали, что Путин очень слаб и против них не сможет выиграть. Это хорошо было видно на утверждении Путина премьером в Государственной думе. За Путина было отдано всего 232 голоса. У Путина был самый слабый результат за всю историю утвержденных премьеров. Кстати, за Путина тогда отдала голоса фракция "Яблоко" в количестве 18 голосов. И если бы не эти голоса, Путина не утвердили бы премьером. Мы тогда обсуждали в комиссии все эти события и один из наших коллег сказал очень значимую вещь: "Сегодня стало видно, что Путин не сможет избраться и не получит мандата на следующую чеченскую войну, ЕСЛИ НЕ ПРОИЗОЙДЕТ ЧТО-ТО СОВСЕМ НЕ ОРДИНАРНОЕ". Нам всем было непонятно как Путин будет разворачивать сюжет с Чечней. И буквально через три недели начинается вся эта история со взрывами".

Пивоваров четко показал в своем фильме, как эти взрывы сразу навели ужас на всю страну и привели к двум вещам:

  1. Как только произошли первые взрывы, очень резко вырос рейтинг у Путина, который сразу выступил таким защитником.
  2. Путину был нужен мандат на войну, ему нужен был рейтинг. В результате этих терактов люди согласились на все: и на Путина и на войну в Чечне.

Факт такой: одна точечная операция и что получили по итогам ваххабиты - новую войну, в которой их разгромили. И что получил Путин - он получил всё! Его старт во власть начался именно с этих событий. В августе у Путина был неизбираемый рейтинг, а в октябре его рейтинг уже позволял ему быть избранным президентом.

Ваххабиты никогда не делали этого ни до не после. Да были взрывы в метро, другие взрывы в публичных местах, захваты заложников. Их излюбленная тактика, чтобы растянуть драму в прямом эфире. Эти взрывы домов по эффекту колоссальная вещь, а по издержкам низкая. Но они это не делали ни до ни после. Прошло буквально 12 дней между первым взрывом и последним. И как только у Путина вырос рейтинг и созрели настроения в обществе про вторую войну в Чечне, взрывы сразу прекратились.

Точнее говоря они не прекратились, потому что была история с "рязанским сахаром". Это когда поймали ФСБ-шников в подвале дома в Рязани и изначально померяли прибором и обнаружили в мешках гексоген, а потом ФСБ сказало: не волнуйтесь, это были учения, а в мешках был просто сахар.

Вспоминает опять Владимир Милов: "Для нас в этой ситуации это не было ни каким мутным пятном. Потому что мы ждали этой новости. Когда происходили эти взрывы, основная версия была, что это могли быть спецслужбы. Я передаю не настроения бабушек возле подъезда, а настроения чиновников, которые понимают механизмы передачи власти. У нас сразу возникли две версии. Первая: да это ваххабиты и вторая - это может быть организовано спецслужбами, чтобы повысить рейтинг Путина и оправдать вторую чеченскую войну. И мы тогда думали, что если это наши спецслужбы, то они обязательно попадутся. Ведь, что отличает наши спецслужбы - это "высочайший уровень профессионализма". Они постоянно попадаются и факапятся на всякой фигне. Я рассказываю атмосферу тех дней сентября 1999 г. Мы чиновники обсуждали тогда между собой и вывод был такой: если в этом замешаны спецслужбы, то нужно ждать и они обязательно попадутся.

И вот тут ты просыпаешься 23 сентября 1999 г, включаешь телевизор и видишь новости про "рязанский сахар", что вот они и попались! И ты приходишь на работу и начинаешь переглядываются с коллегами: они таки попались! Да, они попались! И это не было так, что мы думали - это ваххабиты, а тут раз и попались ФСБ. Мы ждали этой новости. Я передаю наши ощущения изнутри правительства.

Более того, там было самое драматичное в этой истории с этим рязанским сахаром и в фильме Пивоварова это не показано. Были эти абсолютно постыдные два дня, когда ФСБ молчало и не могло внятно объяснить произошедшее. Сейчас спустя 21 год эти два дня исчезли как песчинка в тех событиях. Пивоваров хорошо показал, как журналист Николай Николаев поймал тогда Патрушева случайно в корридоре на какой-то конференции. И Патрушев, отвечая на вопрос, проговорился ему, что это были учения. Но перед этим прошли два дня, когда они эту историю никак не могли объяснить.

Тогда для нас чиновников министерства вся эта история с рязанским сахаром вкладывалась в логику: Путину был нужен мандат на войну, ему нужен был рейтинг, а в результате эти теракты очень сильно напугали людей, которые согласились и на Путина и на войну в Чечне. За две недели до этого у Путина стать президентом вообще не было шансов. И самое главное, что после этого, взрывы просто прекратились. Прошло много лет, но этот очень короткий интервал в 12 дней, привел к коренным изменениям в истории России. Причем, ни до этого ни после, взрывы домов больше не повторялись".

Основной аргумент, который можно часто слышать в обсуждениях, и в фильме Пивоварова это тоже прослеживается: "мы не верим, что российские спецслужбы способны на такое, чтобы в политических целях убивать собственных граждан". Николай Патрушев возглавил ФСБ в тот же день как Путин возглавил правительство 9 августа 1999 г. за месяц до взрывов домов. Достаточно почитать, что говорит Патрушев про сталинские репрессии: что это все врут, это время такое было, цель оправдывает средства и так далее. Вот этот аргумент, что российские спецслужбы не могли взорвать дома, разбивается о любое интервью Патрушева про необходимость сталинских репрессий.

В фильме Пивоваров берет интервью у журналиста Николая Николаева и спрашивает у него: "вот мы с тобой тоже не могли подумать на ФСБ, а теперь после сбитого Боинга, Украины, отравления Скрипалей и Навального могло это сделать ФСБ"? На что Николаев отвечает уверенно: "могло"!

https://youtu.be/_arwGPwLXRw

Эксклюзив

Про взрывы домов

Помощь сайту